Klm 10, Idiroko Road, Canaanland, Ota, Ogun State, Nigeria.

Интервью, которое накануне очередного дня рождения З.Фрейда проф. М.Решетников дал московскому журналу «Итоги» (опубликовано в № 12-2008, стр. 90-92)

«Когда в 1994 мне предложили выступить перед Президиумом Отделения философии, социологии, психологии и права Российской Академии Наук с докладом об актуальности изучения Фрейда, уважаемые ученые, которые не читали Фрейда, но привыкли его ругать, спрашивали: «Зачем вообще нам нужна эта идея Эдипова комплекса?» – рассказывает Михаил Решетников, доктор психологических наук, профессор, ректор Восточно-Европейского Института Психоанализа. – Приходилось объяснять, что Эдипов комплекс это просто один из феноменов, описанных Фрейдом, а вообще-то у него 26 томов, и в них тысячи идей. Они удивились – неужели? Чтобы таких «удивляющихся» было поменьше, мы и затеяли уникальный труд – издать всего Зигмунда Фрейда.

* Почему, собственно говоря, никому до вас в России не пришла в голову такая простая мысль – издать полное собрание сочинений Фрейда, одного из самых ярких ученых XX века?

Для того, чтобы издавать Фрейда, нужна не идея, а множество знаний. Мы, прежде чем решиться на это, учились и работали 17 лет. И когда выросли специалисты – квалифицированные переводчики с высшим филологическим и психоаналитическим образованием – только тогда это стало возможным. Переводить Фрейда не зная его от начала до конца, как романы или фэнтази, нельзя.

* Вы взялись за этот труд, «чтобы было», или ставили себе какие-то масштабные задачи?

Во-первых, со всей ответственностью могу утверждать, что в России Фрейд еще не то что не понят, а даже не прочитан, хотя по опросам журнала «Тайм» Фрейд входит в список из 100 гениев, изменивших облик второго тысячелетия. У нас, знают, разве что, выражения «Эдипов комплекс», «оговорка по Фрейду», да помнят, что Фрейд что-то говорил о снах и сексе. Хотя тема секса у Фрейда далеко не основная. Наша задача – донести Фрейда во всем его многообразии, чтобы наконец стало понятно, почему его исследования органически вошли в современную психиатрию, в психологию, в психотерапию, в культуру, в социальную жизнь, в кинематограф.

* Что особенного в вашем издании, чего еще не знает образованный российский читатель?

К сожалению, даже просвещенный читатель не знает практически ничего. И даже краткий пересказ открытий Фрейда занял бы страниц сорок. Мы переводим Фрейда с языка оригинала, а многие его работы у нас выходили в переводе с английского, в котором было много ошибок, так как переводчик Джеймс Стрейчи немало дописывал, исправлял Фрейда, считая, что имеет на это право как его ученик. Мы сверяем русские тексты с оригиналом вместе с нашими австрийскими и немецкими коллегами, даем исторические и методические комментарии к текстам, даем на на каждой странице ссылки на немецкое и английское издания. Во введении к каждому тому описываем, что было до Фрейда, а в приложениях – как эта работа проецируется в современную психотерапию, социум и культуру… Только очень ленивый никогда в жизни не слышал про случай Анны О., но до нашего издания он существовал только в пересказе, и ни разу на русском не публиковался.

* Почему эта работа интересует вас, как ученого – понятно. Но зачем это нужно массовому читателю?

Простой пример: до Фрейда все врачи, если к ним приходил пациент и жаловался, что у него болит, например, сердце, а при обследовании оказывалось, что все в норме, обычно заявляли пациенту – «это у вас субъективное». Фактически, получалось, что пациент лжет. А на самом деле, что-то было «принято близко к сердцу», и оно действительно болит. Именно Фрейд первым сказал, что субъективное имеет такое же значение, как и то, что мы именуем объективным, а душевная боль – не менее значима, чем физическая. Но психические травмы и переживания бесполезно лечить таблетками – они должны быть или отреагированы или высказаны. Фрейд одним из первых заметил: ни один человек в мире никогда не был выслушан… «Ладно, сынок, потом расскажешь, я сейчас занята», – отмахивается даже любящая мать от ребенка… Мне пациентка говорит: «Я не знаю – зачем я вам эту ерунду уже десятый раз повторяю?» А я ей отвечаю – если надо, хоть сотый. Раз она об этом говорит, значит, это важно, и что-то осталось невысказанным.

* По-моему, именно этим желанием быть услышанными и понятыми мы отличаемся от животных…

Я вам сейчас выскажу «крамольную» мысль: нередко и в семье, и в государстве основная проблема заботы о людях сводится к обеспечению едой, теплом, жильем и т. д. – точно такие же проблемы решаются в животноводстве. А человек, прежде всего, нуждается в духовном наполнении и осмыслении своего существования. Сейчас мы все чаще сталкиваемся с пациентами, которые приходят и говорят: «У меня все есть – работа, квартира, машина, дача, семья, любовница, весь мир объездил – а я несчастлив, и вообще не понимаю – зачем мне все это?» Это проблема утраты смыслов, которую многие пытаются «заспать», «залюбить», «запить», избавиться от нее через экстремальные виды спорта или путем невротического шопинга. Решение этой проблемы всегда есть, и оно всегда индивидуально, но человек не может его найти. А мы – помогаем найти.

* Вы думаете, что издание полного собрания сочинений Фрейда поможет людям найти смысл жизни?

В первую очередь, это поможет специалистам сдвинуться с мертвой точки в понимании, что такое человек, и как функционирует психика. Целый пласт науки в этой сфере еще не освоен. Нельзя двигаться дальше, не пройдя предшествующего этапа развития, поэтому мы сейчас нередко движемся не вперед, а в сторону – к магам, прорицателям, колдунам. Вся современная психотерапия и психосоматическая медицина – из психоанализа. Как можно подняться до уровня мировой медицины и психотерапии, не зная Фрейда? То же самое можно сказать об искусстве, литературе, понимании самого себя и социальных процессов. Ведь, фактически именно с Фрейда начинается то, что мы называем постмодернизмом. Дали говорил, что если бы не Фрейд, он никогда бы не смог быть тем, кем стал. Современное кино, начиная с Фелинни, Висконти, Палански, Антониони, наш Тарковский – это также психоанализ. В принципе, можно не любить психоанализ, но нельзя быть образованным человеком, не зная его. А у нас пока преобладают критики, не прочитавшие ни одной серьезной работы по психоанализу.

* Трудно представить, чтобы в России психоанализ станет таким же явлением, как в Америке или Европе. Для американцев визиты к психоаналитику – это часть жизни, а мы к терапевту идем, когда уже лекарства не помогают!

Все меняется. Повторю еще раз – на психоанализ пока есть только мода, но он еще не прочитан и не понят. Тем не менее, через психотерапевтический центр нашего Института каждый день проходит около ста человек. Преимущественно, это средний класс – человек всегда вначале решает материальные проблемы, а затем – испытывает потребность обратиться к духовным. Растет спрос на детский психоанализ, но пока не хватает специалистов, а детских неврозов – все больше. Мы только сейчас начинаем понимать такие явления, как «шизофреногенная семья», где ребенка, по сути дела, доводят до состояния патологии, а потом приходят к психиатру и говорят: «Мы больше не можем этого выносить, заберите его в психушку!» В обществе существует много ложных представлений, например, о том, что сильная личность должна справляться со своими проблемами самостоятельно – полная глупость! У каждого человека бывают ситуации, когда ему нужен другой, а типично русский вариант «терапии» – пожаловаться на жизнь под рюмку на кухне друга – во многих случаях ничего не дает. – Нужен специалист.

* Очередной том называется «Психопатология обыденной жизни». Это касается семейной жизни?

И семейной, и социальной. Пересказывать его – нереально. Фрейд обладал «острым зрением» и описал множество феноменов, которые все видели тысячи раз, но не замечали. Простой пример: пациентка рассказывает: «Мама никогда мне ничего не запрещала, спросишь – можно пойти…? – Иди, доченька. Но всем своим видом давала понять – даже не вздумай этого делать!» А ребенок, и затем взрослая женщина, так и не знает – какое же принять решение? Еще пример: мать постоянно твердила подрастающей дочери – ты такая некрасивая, неуклюжая, кто только тебя такую возьмет? И на протяжении длительного времени женщина – интересная с красивой фигурой – не могла отказать в близости ни одному мужчине, который обращал на нее внимание. Или – мать застает сына за мастурбацией и кричит: «Если ты еще хоть раз это сделаешь, станешь импотентом!» В результате сын долгие годы не мог завести семью: как только у него снижался, что естественно в любых длительных отношениях, сексуальный интерес к женщине, он тут же разрывал отношения, опасаясь, что «пророчество» матери сбывается. Испортил жизнь не одной женщине. Материнская травма – самая страшная.

* Интересно, если человека избавить от всех этих комплексов и воспоминаний – что от него останется?

Избавиться от воспоминаний нельзя. Это часть личности. Но и к ним, и к комплексам можно адаптироваться, даже к патологическим. Фрейд говорил, что зверя в себе легче укрощать, когда знаешь его повадки. А горе – должно быть выплакано. Именно Фрейд ввел такое понятие как «собственная работа горя», которое имеет свои этапы и стадии. Забыть – нельзя. Более того, никто с этим не согласиться. Например, человек потерял ребенка, но на вопрос – согласился бы он, чтобы этого ребенка просто не было, и не было бы тогда этого горя – он всегда ответит отказом, потому что и память, и горе – это то, что принадлежит ему.

* Если было бы можно провести психоаналитический сеанс обществу, что бы вы ему сказали?

Не только для меня, а для многих моих коллег, становится все более очевидным, что в современном обществе (не только в России) происходит своеобразный «параноидальный сдвиг». Если в предшествующие эпохи мы жили и действовали в рамках типично невротического паттерна поведения – со склонностью думать, сомневаться, переживать, сострадать, бороться за справедливость, заботиться о сирых и убогих, даже несмотря на то, что все это было связано с расточительностью огромных ресурсов, то сейчас мы явно смещаемся к параноидальному типу: действовать! И как можно агрессивнее (реклама должна быть агрессивной, продажи – агрессивными, силуэты модельеров, лозунги партий и т. д.). Для чего? – Чтобы победить, хотя – кого победить: никем не обозначено. Да и неважно. Если что-то происходит, самое главное – срочно найти виноватого, а затем обосновать: это не я угрожаю, а мне угрожают, а я лишь предпринимаю превентивные меры… И так на всех уровнях – в отношениях между между людьми, нациями, народами и странами. Это путь в безумие.

ChatClick here to chat!+

Welcome Covenant University Guest House

Log in

Lost your password?